1

Тема: Николай Ясиновский: мысли в слух | Автор: Сергей Моргунов

http://pic.lg.ua/x/17/9860aa/md_0834f44f.jpg
АТ & РС: Какой системы тренировок ты придерживался в России и какой — в Америке? Изменилась ли она?
Николай Ясиновский: На тот момент, когда я тренировался в России, никакой системы у меня не было. Живя в Люберцах, я тренировался до семи раз в неделю по три-четыре часа. Грудь, трицепс, спина, бицепс, ноги, плечи, еще чего-нибудь… В общем, как все. Единственное, я старался делать больше подходов и больше упражнений на каждую группу мышц. Сейчас я говорю, что это неправильно. Если бы тогда я тренировался так, как сегодня, то результатов бы достиг в два-три раза быстрее. Мне часто приходилось слышать даже от самых близких друзей вопрос: «Сколько кг химии ты съедаешь в день?» Все думали, что я литрами заливаю в себя масляные инъекции, ем килограммами таблетки. Не только по Москве, но и по всей России ходили слухи, что Ясиновский «плотно сидит» на стероидах. На самом же деле я просто был фанатом. Люди, хотевшие со мной тренироваться, не выдерживали и двух-трех тренировок, они «ломались», уже на третью тренировку звонили ко мне домой и говорили, что у них заболела бабушка, умер дедушка — в общем, находили объективные причины, чтобы не прийти на тренировку. А потом, пропустив одну-две тренировки, вроде как и ладно — я уже по-своему занимаюсь, они по-своему. Потому и создалось впечатление, что это стероиды помогают мне быстрее восстановиться. Я же в ответ всегда приводил такой пример: если взять бегуна-марафонца, он спокойно пробегает 42 км 195 м. Почему? Да потому, что эта дистанция для него привычна, он ее бегает по 3-4 раза в неделю.

АТ & РС: По-моему, важна целеустремленность.
Николай Ясиновский: Да, цель важна. Но плюс к этому я еще всегда соблюдал режим, в отличие от других. Если мне надо было лечь спать в 11 — я ложился в 11. Если я шел на день рождения, то и тогда уходил вовремя, чтобы в 11 лечь спать. Поэтому я и восстанавливался быстрее. Приехав же в Америку, к первому своему турниру я готовился по нашей системе. Пришел в зал в плохой форме и за три месяца сделал обалденную. Я не работал, ни о чем не беспокоился. Меня кормили, а я только тренировался. Турнир я выиграл, но потом, общаясь с профессионалами, брал у них советы, разговаривал и в результате пересмотрел многие свои взгляды. С некоторыми культуристами мы очень близко сошлись.

АТ & РС: С кем именно?
Николай Ясиновский: С Шоном Рэем, Дорианом Ятсом. После Олимпии 91-го года, где Ятс стал вторым, он приехал в Сиэтл на показательные выступления и пригласил меня в ресторан. Мы говорили около 4 часов. А утром я пришел к нему в гостиницу (на назначенную встречу), и мы говорили еще часа три. Когда Ятс уезжал, я провожал его в аэропорт и снова расспрашивал. В принципе, за те 7-8 часов общения я получил очень много советов. Этот человек открыл мне глаза на то, что интуитивные тренировки — это прежде всего. С 92-го года я полностью пересмотрел программу своих тренировок и думаю, что в ближайшее десятилетие ничего лучшего придумано не будет.

АТ & РС: Как ты относишься к так называемому «наступлению мышечной массы»?
Николай Ясиновский: Я считаю, что в культуризме должны быть и такие люди, как Ли Лабрада, но предпочтение отдаю «массе». На втором месте у меня идут пропорции. Недавно я смотрел передачу, в которой В.И.Дубинин сказал, что Российская Федерация уже несколько лет выступает за увеличение количества баллов за позирование. На мой взгляд, этого делать не надо. Ведь у одних есть музыкальный слух, а у других нет; одни родились пластичными, а другие нет. Если мы возьмем Нассера Сонбати, так его никогда не научить танцевать брэйк-данс. Так же, как и меня. Может, я и хотел бы двигаться как Александр Вишневский, но будем говорить честно, Вишневский — это уровень Ли Лабрады: он маленький, а маленьким, конечно, легче танцевать, легче носить свое тело. Если кто-то мне возразит и приведет в пример Винса Тэйлора, я отвечу: да, он пластичен, и у него огромный верх, однако ноги по американским профессиональным стандартам Тэйлор имеет очень слабенькие, в ногах ему надо прибавлять. И еще — у каждого должен быть свой имидж. Если ты танцуешь под тяжелую музыку, то просто невозможно создать красивый, пластичный образ.

АТ & РС: Ты уверен, что тело важнее?
Николай Ясиновский: Да, ведь люди идут не за тем, чтобы посмотреть, как танцует Винс Тэйлор, а взглянуть, насколько он огромен. И не важно, в какой стране это происходит. Когда выходит на сцену Виктор Ричардс, то публика в шоке забывает о том, что надо аплодировать. А хорошо танцующих людей с маленькой мышечной массой только по Москве тысячи.

АТ & РС: Ну а Шон Рэй? Ведь он массивным не кажется.
Николай Ясиновский: Шон Рэй не только эстетичен, он еще и огромен. У него за 50 см рука, за 80 см — нога. Я видел Шона Рэя на различных соревнованиях, три года подряд наблюдал его на «Мистер Олимпия», и его объемы меня всегда поражали. Прекрасный огромный парень. Про него я не могу сказать, что он маленький. Маленький Ли Лабрада, Рич Гаспари… Последний к тому же непропорционален. Раньше мне никогда не нравился Милош Сарцев, но в последнее время он добавил много мышечной массы и стал более пропорциональным. На сегодняшний день я считаю его самым пропорциональным культуристом из выступавших у нас на «Гран-При».

АТ & РС: Так что же важнее: мышечная масса или пропорции?
Николай Ясиновский: Мышечная масса. Что же касается пропорций, то если взять одного из старых профессионалов Тома Платца, у которого всегда были огромные ноги и маленький верх, это, конечно, непропорционально. В то же время при огромной спине и ногах создается видимость пропорциональности, даже если у тебя маленькая грудь и маленькие руки.

АТ & РС: А что на чемпионатах оценивают судьи?
Николай Ясиновский: Все в совокупности. Однако упор делается на мышечную массу. Все ориентируются на Дориана Ятса. Когда он пришел массивным, все погнались за мышечной массой. Сейчас Дориан стал больше работать над пропорциями, и судьи оценивают это. Предугадать невозможно. Сегодня ты пришел в мышечной массе, а оценивают проработку, рельеф. На следующий год пришел с рельефом, а они отдают предпочтение мышечной массе. Последнее слово всегда остается за судьями.

АТ & РС: Насколько ты согласен, что во время судейства оцениваются еще и прежние заслуги культуристов?
Николай Ясиновский: Дело в том, что к этому надо привыкнуть. Конечно, мне бы хотелось, чтобы судейство было объективным, только этого никогда не будет. Все как раз «Олимпию» ругают… На «Олимпии» труднее судить, чем у нас. Мы из худших выбираем лучших, а они — лучших из лучших, что намного сложнее. Многие спортсмены не могут привыкнуть к необъективному судейству и сходят с дистанции. Опуская руки, они говорят: «Ну что я буду тренироваться, если постоянно становлюсь вторым?» Если бы я так думал, то никогда бы не побеждал. Просто выходя на сцену, ты должен выглядеть как Дориан Ятс, быть не на одну голову выше соперников, а на две. Чтобы не возникало никаких вопросов. Даже при плохом судействе в первую очередь я всегда виню самого себя.

АТ & РС: Как ты оцениваешь последнее «Гран-При России»? Каков твой расклад?
Николай Ясиновский: В самом начале, когда распределялись места, я присутствовал, а потом ушел. Предполагалось поставить на первое место Нассера Эль-Сонбати, но судьи изменили свое решение.

АТ & РС: Насколько я знаю, де Милья просил первым сделать Леврона, так как он был первым в других городах.
Николай Ясиновский: С одной стороны, де Милья был прав, что хотел дать чело веку выиграть все турне по Европе, чтобы не было никаких разговоров.

АТ & РС: Как ты думаешь, наши судьи имели право оценивать профессионалов?
Николай Ясиновский: Я вообще считаю, что непрофессионал не должен судить такие соревнования. Не знаю, кто из наших судей имеет «корочку» международного судьи, хотя и это не показатель. Единственное, что хорошо — нашим судьям было в принципе все равно, кто из американцев станет первым. Спортсмены из Украины, Москвы и Литвы на первые места претендовать не могли.

АТ & РС: В итоге судейство было объективным?
Николай Ясиновский: Если честно, то мне все равно. Я приходил повидаться со старыми друзьями и не вдавался в судейские нюансы, а наслаждался. Да и сидел я немножко сбоку, отчего ракурс был не тот.

АТ & РС: И все же?
Николай Ясиновский: Конечно, Нассер был большим, но не лучшим. То, что Ли Прист на «Олимпии» стал пятым, а здесь его обошли Ронни Колмэн и Крис Кормье, для него не было большим ударом. «Олимпия» важнее, чем Кубок России. К тому же в тот день у Ли Приста болел желудок. То, что Ронни Колмэн стал первым — объективно, и остальные места были расставлены правильно.

АТ & РС: Как ты относишься к всевозможным «нововведениям», описываемых в журналах? «Клюешь» на них?
Николай Ясиновский: Нет, конечно. Я покупаю журнал, если в нем есть две хороших статьи. А наши переводные издания в три раза тоньше оригиналов и полны неточностей.

АТ & РС: Чтобы ты посоветовал читателям?
Николай Ясиновский: Покупать журналы, в которых печатается правдивая информация. Я не люблю, когда юлят душой, я люблю только правду.

АТ & РС: От каких нововведений в тренинге ты бы предостерег?
Николай Ясиновский: Главное — за весами не гнаться, не форсировать события. Мышца сама скажет, когда надо прибавить. Я за то, чтобы выполнять упражнение правильно и думать о том, что ты делаешь, нежели делать его кое-как с большим весом.

АТ & РС: Расскажи о стероидах, принимаешь ли ты их?
Николай Ясиновский: У меня не было ни одного семинара ни в России, ни в Америке, чтобы не задали этот вопрос. В США нельзя говорить, что я употребляю стероиды, потому что сразу после семинара служба по наркотикам или ФБР отправит в «места не столь отдаленные». В России с этим немножко полегче. Я же считаю, что стероиды надо легализовать. Во всем мире. Так же стараются легализовать проституцию. В США производство и торговля стероидами — это большой бизнес, на котором делают миллиардные состояния. Если же все это легализовать, то люди перестанут торговать из-под полы, сам по себе исчезнет «черный рынок» и один из видов преступности, как в Голландии наркотики. У каждого человека своя голова на плечах. Если я хочу употреблять стероиды, то буду. Если кто-то попытается меня остановить, я все равно найду способ обойти преграды. Ведь мы произошли от Адама и Евы, мы грешны изначально. Господь Бог запрещал вкушать запретный плод, но люди ослушались. Отсюда и русская пословица: запретный плод всегда сладок. И еще: если мы обратимся к большому спорту — к любому виду, будь то футбол, баскетбол, культуризм или плавание, — то обнаружим, что 100% профессионалов употребляют стероиды. В Америке слушатели на семинарах всегда удивлялись, что баскетболисты сидят на стероидах. А что тут удивительного? Попробуйте провести 80 игр за сезон, по 3-4 игры в неделю, и на каждой из них спортсмен теряет по 5-6 кг в весе. Точно так же и в НХЛ. Как ты можешь быстро восстановиться к следующей игре? Борща поесть или в «Макдональдс» сходить? Нет, конечно. Еды уже недостаточно, нужны какие-то стимуляторы, восстанавливающие препараты. Это во-первых, а во-вторых, спорт является шоу-бизнесом. Люди идут на стадион не просто так, взглянуть как кто-то бегает, а стать свидетелем рождения нового рекорда. Но человек еще до конца не познал ни свою психологию, ни физиологию, и в ближайшие 100 лет вряд ли познает. Мы еще не научились использовать до конца резервы, заложенные в организме. Бог дал возможность бегать гепарду со скоростью свыше 100 км в час. Мы знаем из физиологии, что в момент вытяжки гепард полностью расслабляет свои мышцы, за доли секунды он накапливает энергию и вновь выбрасывает ее в момент толчка. Люди так не умеют, в нашем организме есть планка, и если генетически заложено тебе бегать стометровку за 12 секунд, то быстрее ты не пробежишь, как ни тренируйся. Когда же человек что-то добавляет, он сразу улучшает результаты. Вспомните дисквалифицированного Бена Джонсона, пробежавшего 100 м за 9.83 сек. Люди стоя аплодировали ему, человеку, побившему один из самых престижных мировых рекордов. Когда же узнали, что он принимал стероиды, все от него отвернулись. А за что? Он же делал это для вас, чтобы вы увидели, как будет побит мировой рекорд, чтобы вам, зрителям, доставить удовольствие. Человек годы положил, потратил массу времени, денег, во всем себе отказывал, чтобы приблизиться к этому моменту…

Америка вообще двуличная страна. Там борются против стероидов, и в то же время проводят два чемпионата: один среди «натуральных» культуристов, другой — просто чемпионат Америки. Хотя среди «натуральных» даже тинэйджеры процентов на 70 употребляют стероиды. Естественно, на допинг их никто не проверяет — требуется лишь вписать в анкету, что за последний год ты ничего не принимал. Что касается разговоров о том, что люди умирают от стероидов — это всего лишь слухи. На самом деле никто точно не знает, кто от чего умер. Беназиза умер от диуретиков, а они причислены к стероидам. В том, что случилось, виноват он сам. Ведь никто не вливал ему это. Видно, настолько хотелось Мохаммеду выиграть очередной турнир, что он обезводил себя досконально. На мой взгляд, ни один турнир не стоит того, чтобы загонять себя в гроб. Можно быть хорошо «проработанным», но зачем превышать допустимые дозы?! Если мы возьмем Андреаса Мюнцера, то и здесь его собственная вина. Наш первый чемпион Европы Николай Шило умер от абсцесса, а не от стероидов. Точно так же грязной иглой он мог заколоть себе какой-нибудь витамин В6 или В12. Виноват врач, поставивший ему диагноз грипп. Это каким надо быть дураком, чтобы, отучившись 5-6 лет в институте, ничего не знать. Судить же надо не тех, кто продает стероиды, а тех, кто подготовил такого врача и выдал ему диплом. Еще говорят, что стероиды бьют по организму. А еда не бьет? Американцы — самая жирная нация в мире, они сами это признают. А сколько толстых людей в России, да и в других странах? Они не употребляют стероиды, а просто едят пищу. Но так как не знают нормы, сколько надо употреблять белков, жиров, углеводов — толстеют. Получается, что при росте 140 женщина может весить 90 кг, а мужчина ростом 170 — под 200. И вот от этого пошли артриты, артрозы, плоскостопие, сердечная недостаточность, давление… И это только от того, что человек не знает нормы в питании. Точно так же могут навредить витамины. (Заметьте, мы не говорим о стероидах! О витаминах!) Если человек будет есть по 20 таблеток в день витамина С, то через недельку у него пойдет сыпь по телу, он начнет чесаться.

Точно так же действуют стероиды, когда человек не знает, где находится планка. Обычному работающему мужчине, чтобы восстановиться и на следующий день вновь отправиться на работу, достаточно придти домой и хорошо поесть. Если же он тренируется, то борща уже недостаточно. Надо принимать протеин, витамины, какие-нибудь аминокислоты. Если тренируешься на профессиональном уровне, то и всего перечисленного мало. Стероиды не наращивают мышечную массу как таковую, они дают возможность быстрее восстановиться. Возьмите обычного человека, который не ходит в зал, накачивайте его стероидами и следите за результатом. Вскоре вы увидите, что он заплыл жиром — и все. Без тренировок он никогда не станет таким, как я. Но если я скажу, что не принимаю стероиды, то, посмотрев на мои руки объемом в 50 см, пусть не в глаза, так за спиной скажете: «Вот заливает.» В Америке сказать: «Да, я принимаю стероиды,» — тоже нельзя, так как соответствующие службы тут же отправят в «места не столь отдаленные». Сказав «да» в России, я тоже одобрения не получу. Ведется пропаганда, все борются за чистоту спорта. Я же не просто какой-то «подвальный качок», у меня есть имя, я многого добился в спорте, меня знают не только в бывшем СССР, но и во всем мире, поэтому мне отвечать «да» не пристало. Я всегда говорю: «Положитесь на свою интуицию.» Если кто-то думает, что я употребляю стероиды — пусть думает, если нет — хорошо, нет.

АТ & РС: Как ты считаешь, надо ли принимать стероиды тем, кто не собирается нигде выступать, а просто качается «для себя»?
Николай Ясиновский: Я считаю это необоснованным. Только человек, собирающийся добиться больших результатов в спорте, может что-то применять. Это мое личное мнение, я его никому не навязываю. Если же человек не ставит перед собой каких-то далеких целей и просто хочет накачаться, то употреблять стероиды, конечно, не надо.

АТ & РС: От каких препаратов ты бы в особенности предостерег начинающих?
Николай Ясиновский: Самым молодым вообще не надо ничего принимать, так как до 23 лет идет формирование организма. Иногда молодые начинают принимать гормон роста — на мой взгляд, самый вредный препарат. Некоторые считают, что он дает наименьшее количество побочных эффектов, но ведь он и менее изучен из всех прочих препаратов.

АТ & РС: То есть его передозировка наиболее опасна?
Николай Ясиновский: Да. Люди говорят, что еще хорошо с инсулином колоть. Ты знаешь, я был знаком с одним человеком в Америке, он никогда не выступал, а только хотел, так вот он говорил: «Мне все равно, стану я диабетиком или нет, но я сделаю себе мышечную массу,» — и вкалывал себе такие дозы инсулина, что за год стал диабетиком. Есть и еще одна сторона медали. Если бы нам платили как боксерам по 9-30 миллионов долларов за бой или как теннисистам, может, и стоило рисковать — хоть семье бы наследство осталось в случае несчастья. У нас же самый большой призовой фонд — 300 тысяч долларов, за первое место — 120. В то время, как Дориан Ятс на подготовку к турниру затрачивает в районе 80 тысяч долларов, включая хореографию, медицину, питание, одежду, грим, музыку. Я считаю, что уже давно можно было повысить призовой фонд культуристам, ведь Джо Уэйдер «делает» большие деньги на одних журналах… Я столько затрачиваю на подготовку к турниру, и никого не интересует, откуда мне взять эти деньги. Любители, конечно, столько не затрачивают, только профессионалы. Но опять же, каждый решает для себя, стоит ли гробить здоровье. Кому-то денег не нужно — он хочет добиться славы, кому-то — наоборот.

АТ & РС: Что для тебя культуризм? Есть ли у тебя основные правила, которых ты придерживаешься, занимаясь спортом?
Николай Ясиновский: Однажды в США мне уже задавали этот вопрос, и я ответил, что когда я ем, то за едой думаю о культуризме, когда я сплю — мне снится культуризм, еду в машине — мои мысли о культуризме. Но спорт должен идти как параллель основной жизни. Нельзя на нем замыкаться, надо уметь расслабляться. Подписывая фотографии, я пишу на них две фразы: «Думай только положительно и будь умным.» «Будь умным» — значит будь умным во всем — и когда ты ешь, и когда ты тренируешься, и даже когда ты спишь. Надо уметь отдыхать во сне. Многие новички этого не понимают. Мало захотеть стать профессионалом, для этого еще нужны годы грамотных тренировок. Каждый культурист должен понимать, что в зале мы только стимулируем свои мышцы, а растем в остальное время. Это говорит о том, что от того, как ты ешь и отдыхаешь, результат зависит не меньше, чем от того, как ты тренируешься.

АТ & РС: Когда собираешься начать выступать?
Николай Ясиновский: Я перестал что-то планировать в своей жизни. Все мы ходим под Богом. Человек предполагает, а Бог располагает. Я предполагаю выступить в 1998 году на «Арнольд Классик» в России, если он состоится (увы, нет — АТ&РС). Следующий турнир — Кубок Канады в мае, а затем «Гран-При Европы» — думаю захватить 1 -2 тура.

АТ & РС: То есть ты сразу хочешь выйти на крупный турнир?
Николай Ясиновский: Да, чтобы квалифицироваться на «Мистер Олимпия». Если на «Арнольд Классик» это не удастся, то попытаюсь на Кубке Канады. В разговоре с де Мильей мы в принципе уже обсудили мои шансы: меня все помнят, хотя я и не выступал почти три года. На «Гран-При» ребята спрашивали, когда я буду выступать, пожелали удачи…

АТ & РС: С каким собственным весом ты предполагаешь появиться на сцене?
Николай Ясиновский: Набрать где-то 130 кг, а выступать в районе 112-113 кг, с хорошей мышечной массой, с хорошей «проработкой». С меньшим весом я выступать не буду, минимум — 110.

АТ & РС: Твои рабочие веса на сегодняшний день?
Николай Ясиновский: Я еще не дошел до того уровня, что был когда-то. Сейчас я жму 350 «паундов» (159 кг) на 5 раз. Это рабочий вес. К сожалению, гантели в зале очень маленькие, максимальный вес 40-50 кг, а мне надо килограмм по 60-70. В приседаниях рабочий вес — 200 кг в 15 повторениях.

АТ & РС: А каковы твои лучшие результаты?
Николай Ясиновский: Я знаю их только в «паундах» (фунтах — АТ&РС), можно будет потом пересчитать. 1200 «паундов» (545 кг) я жал ногами по 15 раз в 4 подходах и 595 «паундов» (270 кг) я приседал на 15 раз. Это мои лучшие силовые результаты, когда я был в хорошей спортивной форме и весил 110 кг. Сейчас (декабрь 1997 г. — АТ&РС) я вешу 100 кг. А что такое 10 кг мышечной массы? Это много сил, в районе 50-100 кг в жиме ногами.

АТ & РС: Твои лучшие антропометрические данные?
Николай Ясиновский: Ты знаешь, последний раз я их измерял, когда рука была до 50 см и ноги до 75 см. Да, естественно, я работаю на увеличение мышечной массы, но меня уже не волнует, сколько сантиметров я прибавил за год. Меня больше волнует, как я буду выглядеть и смогу ли составить конкуренцию.

АТ & РС: Насколько важно жестко придерживаться диеты?
Николай Ясиновский: Я круглый год сижу на диете. Я знаю себя, знаю свое тело, что мне можно, а что — нельзя. В Соединенных Штатах я жил один и сам себе готовил. Легче всего мне было делать отварную курицу. Закинул 4 грудки в кастрюлю, 20 минут они поварились — и готово. Сварил картошку в мундире — вот и еда на целый день. Сколько я жил в Америке, я постоянно сидел на диете. Я никогда не позволял себе мороженое (кстати, оно у них не такое вкусное, как у нас, мне не нравилось). Лишь изредка позволял себе в «Пиццу-Хат» сходить, но это бывало очень-очень редко.

АТ & РС: Отказываешь ли ты себе в том, что очень хочется?
Николай Ясиновский: Дело в том, что я настолько привык к диете, что смотрю на конфеты, сладости, торты, и у меня не возникает желания есть это — организм за несколько десятков лет смирился. А поначалу приходилось себя сдерживать. Это, наверное, как в сексе: если постоянно воздерживаться от женщин, то в конце концов они будут не нужны.

АТ & РС: Сколько калорий ты съедаешь в день?
Николай Ясиновский: 12000.

АТ & РС: Твои любимые блюда?
Николай Ясиновский: Вареники с творогом, приготовленные моей женой или мамой. К сожалению, маму я давно не видел.

АТ & РС: Расскажи о семье.
Николай Ясиновский: Семья у меня маленькая осталась, если брать ее как таковую, а не жену, ребенка и меня. Раньше у меня были старшие брат и сестра. В 12 лет я потерял брата, в 24 года — 33-летнюю сестру. В 1994 году в возрасте 65 лет умер мой отец. Только когда теряешь близких, начинаешь ценить их по-настоящему. Мне сейчас 35 лет, а я до сих пор завидую людям, у которых есть брат с сестрой. Когда-то я мог спокойно смотреть на чужие похороны, теперь если в семье моего друга случается несчастье, я воспринимаю его как свое собственное. Невозможно понять человеческое горе, не испытав его самому. После гибели сестры я стал верить в Бога, мне тогда было 24 года.

АТ & РС: Расскажи о сыне, что его увлекает?
Николай Ясиновский: Сын в общем-то предоставлен сам себе, но это не значит, что им никто не занимается: просто никто ничего ему не навязывает. Он играет в те игры, которые ему нравятся, дружит с кем хочет. Меня радует, что он много читает. Естественно, я бы хотел (раньше хотел), чтобы он стал культуристом. Когда ему было 7 лет, я пытался загонять его в зал, он сопротивлялся. Потом я перестал приставать — решил, пусть что хочет, то и делает. Но как-то он подошел ко мне в зале и сказал: «Папа, я хочу быть таким, как ты.» В принципе, какой путь сын выберет для себя в этой жизни, так тому и быть. Главное, чтобы он вырос физически развитым и порядочным человеком.

АТ & РС: Оглядываясь назад, не хотелось бы тебе что-то изменить в своей жизни?
Николай Ясиновский: Да, я бы в более раннем возрасте начал заниматься культуризмом, естественно, изменил бы систему тренировок. А так, я ни о чем не жалею.

АТ & РС: В каких условиях ты живешь?
Николай Ясиновский: Можно сказать, что условий никаких нет. Уезжая в Америку, я думал, что покидаю Москву не менее, чем на полтора десятка лет, но и оставаться в США навсегда я не собирался. Все 6 лет я прожил в Америке без «грин-карты» (на легальных основаниях, естественно). Здесь же, в Москве, у меня ничего не было. На сегодняшний день я работаю в зале на Спиридоновке тренером. В планах открыть собственный зал, делать свой бизнес и продолжать выступать еще лет пять.

АТ & РС: Как ты чувствуешь себя морально?
Николай Ясиновский: Намного спокойнее. В клубе, где я работаю, идеальный коллектив. Я здесь, как у Бога за пазухой. Конечно, больше хотелось бы уделять внимания культуризму, побольше спать, как я это делал раньше — спал, ел, тренировался. Сейчас же приходится еще и работать. Но главное, что морально я хорошо себя чувствую, а все остальное приложится.

Послесловие
«Да, жизнь талантливее нас. Иногда она придумывает такие темы… Куда нам до нее!»- вздыхал писатель в одном из рассказов Владимира Набокова. Слушая биографию Николая Ясиновского, я тоже про себя вздыхал, но только о том, что не стал режиссером или хотя бы сценаристом. «Во — сюжет! — думалось мне. — В Голливуде Андрей Кончаловский мог бы по нему поставить великолепный фильм, современную Одиссею.» И все же… жизнь талантливее любого режиссера — творит по-своему, без оглядки на законы жанра, без подобострастного желания приукрашивать, делая истории занимательными для обывателей. Своих героев жизнь выбирает с особой тщательностью. Посылая трудности, она отсеивает трусов, лентяев, глупцов. На пути каждого из нас она возводит ровно столько препятствий, сколько в состоянии мы преодолеть. И чем сильнее человек, тем сложнее и интереснее складывается его судьба. Ведь окажись на месте Николая кто-нибудь послабее — и не было б никакой «Одиссеи».

Другие части статьи:
Одиссея первого русского профи Николая Ясиновского (Часть 1)
Одиссея первого русского профи Николая Ясиновского (Часть 2: Hallo, Америка)
Одиссея первого русского профи Николая Ясиновского (Часть 3: В местах не столь отдаленных)
Николай Ясиновский: мысли в слух | Автор: Сергей Моргунов

2

Re: Николай Ясиновский: мысли в слух | Автор: Сергей Моргунов

Не знал, что Ясиновский играл в футбол.
Но я лично ради футбола могу пропустить тренировку))
8 сентября например Англия против Швейцарии - планирую
7 отзаниматься подольше, чтоб на просмотр время освободить.